ВЕСЕЛОЕ — КАРАУЛ-ОБА

       Село Веселое расположено в десяти километрах от Судака по трассе Судак — Алушта. Огибая гору Перчем, дорога проходит по Ай-Савской долине. Вместо традиционного виноградника на западной окраине города можно увидеть ныне заброшенные, зарастающие дикими травами плантации роз. Эти земли принадлежали эфиромасличному совхозу-заводу “Долина Роз”, созданному в 1931 году.
       Название долины происходит от греческого монастыря св. Саввы, который находился здесь в средние века. От него остались только название да старая легенда, записанная в начале века Н. Марксом и изданная в третьем выпуске “Легенд Крыма” (Одесса,1917г.).

       Их было три старых, почти слепых монаха. Таких старых, что забыли бы, как их зовут, если бы не поминали каждый день за молитвой:
       — Павло, Спиридо, Василевс.
       Пришли татары, взяли крепость, сожгли Сугдею. Кто уцелел, бежал в горы. Разбежались и монахи. Только Павло, Спиридо и Василеве остались у святого Саввы, потому что куда бежать, если не видишь, что на шаг впереди. И еще потому, что, когда долго живешь на месте, трудно с ним расстаться.
       В тот год раньше времени настала студеная зима и покрылись крылья Куш-Кая, Сокол-горы, снежным пухом. Сильнее прежнего гудел Сугдейский залив прибоем волн. Плакал, взвивался острый ветер ущелья. По ночам выл зверь у самой церковной ограды. А перед днем Рождества налетела снежная буря, и не могли старцы выйти из келий, чтобы помолиться в церкви. Уже несколько дней не встречались они и не знали, живы ли, нет.
       Но в праздник Василевс, менее старый, чем другие, ударил в церковное било и, когда на зов его никто не отозвался, понял, что Павла и Спиридо покинули его навсегда. Взгрустнулось Василевсу. Видно, близок и его час...
       Распахнулась тяжелая дверь. Оглянулся Василеве. У входа сверкнули мечи.
       — Вот монах, — крикнул передовой и рванул Василевса за руку, чтобы показал, где скрыты богатства.
       Потянулся Василеве взглядом к алтарю. Он последний, кто служил перед ним, кто благодарил Творца за радость жизни. Убьют его, запустеет храм, рухнут стены. И воззвал к Савве, чтобы спас обитель.
       Точно спала на миг пелена с глаз. Озарилась церковь лучистым светом, и из-за престольного камня поднялся в свете высокий старик. И когда напавший ударил Василевса мечом и брызнула на пол его кровь, светлый старик коснулся рукой престольного камня. И из него истек источник живой воды. 
       Велик ты. Господь, и чудны дела твои. Прошли тысячи зим, мягких и суровых. Забыли в Ай-Савах о святом Савве. А источник бежит по-прежнему из-под престольного камня, и там, где пробегает светлый ключ, растут цветы и плоды, и радуется человек.
       Такими словами завершается легенда Н. Маркса. И следа не осталось ныне от монастыря св. Саввы. Как свидетельствуют старожилы, остатки его в советский период попали в зону распашки. Но до сих пор журчит ручей неподалеку в лесу, вселяя надежду в души людей.
       На десятом километре Алуштинской трассы в просторной Кутлакской долине раскинулось село Веселое (бывшее Кутлак). Как писал И. Головкинский в конце XIX века: “Кутлак — богатая деревня; в ней есть красивая мечеть, пользующаяся известностью в большом районе, и много хороших садов. Сады тянутся далеко от деревни, по широкой долине Мерьялиде, сбегающей к морю”.
       В окрестностях Кутлака добывался песчаник, известный под названием “судакский камень” и считавшийся лучшим в Крыму. Он использовался для изготовления мельничных жерновов. По описанию Палласа, происходило это следующим образом: “Жерновой камень из небольшой горы не так тверд и смешан больше с зернами глины, и кутлакские татары ломают его с большим трудом. Они сбрасывают его с горы и уже внизу обрабатывают, продавая его по различным ценам от 30 до 40 рублей за пару”.
       Сегодня село окружено виноградниками. Здесь преобладает марочное десертное виноделие. На заводе готовят кокур десертный Сурож, портвейн белый Сурож и другие марочные вина, которые отправляют на выдержку и розлив на головной завод “Массандра”.
       От Веселого нужно пройти четыре километра к берегу моря по асфальтированному шоссе. На последнем холме, слева от дороги, среди деревьев спрятался памятник. Надпись сообщает: “В память погибших при стихийном бедствии 9 июля 1967 г.”. В списке двадцать фамилий.
       Тогда между виноградников совхоза “Веселое” по сухому руслу реки Кутлак ехал автобус. Кроткий нрав речки был всем известен. Ее русло выровняли грейдером и превратили в дорогу, которая исправно служила людям не один год. В одной из балок в верховьях Кутлака был устроен пруд. Когда прошел ливень, масса воды прорвала заграждение и хлынула по руслу реки к морю. Автобус выбраться из русла не смог.
       У памятника дорога делится на две. Правое ответвление выводит на отличный, частично благоустроенный пляж. Левое ведет к детскому лагерю-пансионату “Веселый”, за которым виднеются недостроенные сооружения новой здравницы. Строительство ее оказалось замороженным. С восточной стороны над Кутлакскои бухтой нависают отроги Караул-Обы (Караульная вершина). Между детским лагерем и недостроенным пансионатом на западном отроге Караул-Обы над семидесятиметровым обрывом возвышаются развалины античной крепости. Историки определяют время ее существования со второй половины I века до н. э. до начала I века н. э.
       Крепость занимает площадь около 2,5 тыс. квадратных метров. Она имеет прямоугольную конфигурацию с четырьмя башнями и одним бастионом по углам. Перед пологими северным и восточным склонами толщина стен достигала трех метров, а с южной стороны, над отвесным береговым обрывом, — всего 60 сантиметров. Высота стен с парапетом колебалась от четырех до шести метров. Внутри стен территория была плотно застроена.
       Крепость была обнаружена в 1982 г. археологом И. А. Барановым. В ходе многолетних исследований ученые пришли к выводу, что принадлежала она Боспору. Поскольку Судакский регион находится на значительном отдалении к западу от предполагаемых границ Боспорского царства, возник вопрос о пересмотре представлений относительно величины его территориальных владений. Крепость античного времени превосходно сохранилась, и переоценить ее значение в изучении античного военно-инженерного искусства невозможно.
       Построили крепость с целью борьбы с морским пиратством окрестных варваров. Здесь находился военный гарнизон численностью до ста человек. Служили в крепости, вероятно, боспорские наемники, которые нанимались из варварского населения Феодосии или варваров некрымского происхождения. Из Феодосии морем поступало снабжение.
       Возведение крепости может быть связано со строительной деятельностью боспорского царя Асандра (около 47 — 17 гг. до н. э.). Время прекращения в ней жизни совпадает с правлением на Боспоре Аспурга (около 8 — 37/38 гг.) и, возможно, было связано с усилением противостояния Боспора и Феодосии, близко расположенной к крепости и поддерживавшей с ней тесную связь. Гарнизон был выведен, вывезены все ценные вещи, крепость разрушена. Бросили только лепные и крупные гончарные сосуды, простую кухонную и столовую посуду, а также разбитую в суматохе сборов изящную краснолаковую керамику.
       Закончив осмотр крепости — одного из самых интересных археологических памятников в окрестностях Судака, спускаемся на широкий и просторный пляж. С запада Кутлакскую бухту замыкает мыс Ай-Фока, за которым расположено село Морское. В старом советском путеводителе переход из Морского в Кутлакскую бухту описан следующим образом: “Туристы идут по прибрежной тропе, туда, где обрывы мыса Ай-Фока все ближе подступают к морю. Кажется, что дальше нет пути. Однако, перелезши через отрог скалы, попадаешь на узенький пляж, заваленный каменными глыбами, по которым бегают шустрые крабы. А когда один из отрогов, врезавшись в море, как будто окончательно преграждает путь, внимательный глаз туриста отыщет тропку, взбегающую наверх, в обход этого последнего препятствия”.
       А наш путь лежит на восток, в сторону Нового Света, к каменному царству Караул-Обы. В конце пляжа найдем хорошо утоптанную и промаркированную красными метками тропу. Тропа ведет сначала вдоль береговых камней, затем, все дальше удаляясь от моря, по редколесью из можжевельника, сосны, фисташки. Новосветские можжевельники особенно любил рисовать Богаевский. Они, “похожие на тела из мускулов и сухожилий, лишенных кожи”, — “в них какое-то средневековье, Дантов ад”, — передает его слова художница Оболенская. Слева над тропой возвышается скалистая вершина Караул-Обы; склоны горы усеяны крупными валунами.
       Вот уже остроконечные скалы преграждают дорогу. Сквозь узкую щель мы попадаем в небольшую, удивительной красоты долину. Неприступные стены возвышаются над головой, с трещинами, похожими на пещеры. Бывшие коралловые рифы, они до сих пор скрывают в себе остатки организмов, плескавшихся в теплом тропическом море сотни миллионов лет назад. У подножия скал растут древние фисташки полутысячелетнего возраста. Неподалеку плещут о берег морские волны, с шумом разбиваясь о береговые утесы. Легко представить себе былых хозяев этой первозданной долины — свободолюбивых и суровых тавров. Хочется отыскать их следы. На склонах горы еще можно обнаружить обломки грубой таврской керамики рядом с окаменевшим кораллом и обломком иглы морского ежа.
       Тропа карабкается вверх по скалам. Мы поднимаемся ступенями каменной лестницы, вырубленными неизвестно когда. Там, где ступени заканчиваются, обновленные красные стрелки указывают продолжение тропы. Мы же немного отклонимся вправо; несколько шагов по каменному лабиринту — и взгляду открывается неповторимая панорама Нового Света и Судака. Мыс Капчик, гора Коба-Кая, часть поселка с пансионатами “Полет” и “Новый Свет”, Сыхт-Лар, далее Алчак, Меганом, Ай-Георгий, гора Крепостная, улицы Судака, как фрагменты мозаики. А рядом с нами — выдолбленная в скале скамья, легендарная скамейка Голицына, на которой можно долго сидеть, восхищаясь безграничностью и красотой нашей земли...
       Проведя нас по склонам горы, тропа начинает спускаться вниз и уводит в сторону поселка Новый Свет. Но мы еще не побывали на вершине. Поэтому, выбрав в подходящий момент другую, столь же хорошо утоптанную тропу, на время распрощаемся с красными метками и свернем влево. Новая тропа скоро выведет нас в зеленую, по весне ярко цветущую долину — Долину Тавров. Несколько минут ходьбы — и еще один поворот влево, ведущий к вершине. После короткого подъема мы попадаем в продолжение каменного царства. С левой стороны неожиданно откроется взору новая каменная лестница, вырубленная в трещине скалы, закрученная в виде спирали. Специалисты утверждают, что лестница сооружена еще таврами в незапамятные времена и только немного подновлена в новое время Голицыным.
       Многие местные краеведы помещают в этом месте легендарный таврский храм богини Девы, жрицей в котором служила Ифигения, дочь царя Агамемнона. Археологическая наука локализует храм на мыс Фиолент или, второй вариант, на горе Аюдаг. Однако еще Дюбуа де Монпере высказывал мнение, что капища Девы могли существовать во многих местах полуострова, поскольку поклонявшиеся богине тавры жили по всему Горному Крыму. В районе современного Судака тавры проживали большой компактной группой. Могли ли они обойтись без своего храма?
       Поднявшись ступенями лестницы, мы попадем в узкое ущелье — Адамово ложе. Стены его, увитые плющом, почти смыкаются над головой. Отсюда начинается целая система ущелий — таврских убежищ. Согласно легенде, таврские старики, женщины, дети прятались здесь во время вражеских нападений, когда мужчины уходили на войну.
       Миновав Адамово ложе, мы окажемся у самой вершины Караул-Обы. Последний рывок — и мы наверху, на узкой скалистой площадке, откуда открывается грандиозная панорама. Здесь, наконец, немного проясняется смысл названия: Караульная вершина. С восточной стороны отчетливо видна возвышающаяся над Судаком гора Крепостная, увенчанная башней Кыз-Куле. С противоположной, западной, стороны виднеется мыс Агира с башней Чобан-Куле. Легко представить, что в средние века, а возможно, еще в античности, на вершине горы находился дозор. В случае появления неприятеля возгорался костер на Дозорной башне Судакской крепости. Мгновение спустя такой же костер появлялся на Караул-Обе, мысе Агира и далее по побережью, и, таким образом, сигнал тревоги моментально передавался по всему Южному берегу Крыма. На скальной вершине горы археологи обнаружили подтески, характер которых позволяет очень осторожно предположить размещение здесь в античные времена сторожевой башни, связанной с крепостью в Кутлакской бухте.
       Бесконечно долго можно бродить по каменным лабиринтам Караул-Обы. Однако наступает время возвращаться домой. Мы снова находим покинутую ранее тропу, обозначенную красными метками, и движемся по ней в сторону поселка Новый Свет. Поход можно завершить купанием на Царском пляже. В 1912 г., находясь в Новом Свете, здесь купался император Николай II. Из поселка можно выехать в Судак рейсовым автобусом.
       Экскурсия на Караул-Обу — одна из самых интересных и запоминающихся. Однако хочется верить, что судакская земля подарит нам еще немало встреч с удивительным и прекрасным.


Предыдущая глава | Содержание | Следующая глава