АЙ-ГЕОРГИЙ

       Гора Манджил, возвышающаяся над Судакской долиной с восточной стороны, высшая точка хребта Токлук (500 м над уровнем моря). Вторым своим названием — Ай-Георгий — гора обязана монастырю святого Георгия, который располагался у ее подножия в средние века.
       Ай-Георгий хорошо просматривается из любой точки города. Безлесая обрывистая вершина, увенчанная практически незаметным снизу триангуляционным знаком, левее ее — обрывы тысячелетних скал и густые непроходимые леса, правее, на южных отрогах — почти безжизненные сыпучие балки и овраги.
       Если вы решили покорить Ай-Георгий, следуйте из центра города по улице Гагарина и далее по Коммунальной. На самой окраине Судака сохранились с XIX века так называемые французские винные подвалы. Дальше по пути, за городским кладбищем, находится урочище Ачиклар. В первой половине XIX века в урочище располагалось первое в России училище виноградарства и виноделия, о котором стоит рассказать подробнее.
       В 1798 г. на юг России была снаряжена экспедиция “государственного хозяйства” для изучения состояния хозяйственных дел и разработки мероприятий по развитию виноградарства и виноделия. В числе мер, направленных на подъем этой отрасли, экспедиция предложила устройство казенных училищ виноделия на Тереке, Дону и в Тавриде. Доклад о создании училища в Тавриде был подготовлен географом-натуралистом К. Габлицем и утвержден 3 июня 1804 г. Основными районами для размещения училища в Крыму были предложены Судакская и Козская (Солнечная) долины. Создание училища в Судаке и руководство им было поручено П. С. Палласу, который жил тогда в Судаке.
       Под усадьбу училища Паллас выбрал участок земли размером в 30 десятин в восточной части Судакской долины, у подножия горы Ай-Георгий. Урочище называлось тогда Гекчиталь, позже — Ачиклар. Второй участок, в 30 десятин, был выбран в Козской долине. Кроме того, училищу были отданы “казенные, запущенные сады виноградные и фруктовые” в Судакской, Козской, Отузской, Вороненой долинах, а также две десятины сада Тюремникова.
       В 1804 г. началось строительство жилых и служебных помещений. Рабочими в училище были назначены 20 рекрутов, которые должны были отбыть в училище весь срок солдатской службы, равный 25 годам.
       15 августа 1804 г. в Судак прибыли 10 подростков 15-16 лет, из Херсонского, Перекопского и Ахтиарского военно-сиротских домов. Это были Петр Симагин, Павел Сидоров, Иван Симаков, Егор Князев, Терентий Картищев, Иван Синцов, Семен Заворухин, Максим Лукьянов, Аверьян Агулков, Андрей Шилимов. Каждый из них получал солдатский паек и 80 рублей жалования в год. Срок учебы был равен 25 годам. По мере получения достаточных знаний и навыков во всех приемах виноделия и виноградарства воспитанников переводили в подмастерья, а потом в мастера.
       Преподавали в училище приглашенные из-за границы специалисты. Из Франции были вызваны два винодела и купор. Посадочный материал поступал с Кавказа, из Кизляра, Астрахани, а также из Испании, Франции, с островов Эгейского моря, берегов Рейна.
       В 1805 г. закончилось строительство трех каменных корпусов — помещений для смотрителя, виноградарей и служителя. В 1808 г. был достроен погреб.
        П. С. Паллас был смотрителем училища с 1804 по 1810 г. Он первый обратил внимание на важность рассортировки виноградных лоз, на подбор места для различных сортов. За тем смотрителями были голландец Вандершкруф и Катауров.
       В “Отечественных записках” П. Свиньина за 1825 г. констатируется, что, несмотря на все пожертвования и попечения правительства, за 20 лет работы “заведение cue принесло весьма мало пользы Отечеству и не выполнило ни одного из видов благотворного правительства”.
       Далее подробно рассматриваются некоторые причины, “остановившие достижение цели сего полезного предприятия”.
       Так, указывается, что лозы казенных виноградных садов “совершенно перемешаны и столь мелко посажены, что подвергаются великому повреждению во время жаров, теряя от оных в июле месяце лист, а в дождливые осени кусты сии выгоняют не в свое время побеги”. Неудовлетворительным было состояние погреба, на постройку которого израсходовали 4500 рублей. Он был недостаточно углублен в землю, часть погреба находилась поверх земли. Летом в нем бывало тепло, а зимой холодно. Стены, сложенные из глины, во время сильных дождей пропускали воду, отчего в погребе распространялась гниль.
       Большая часть помещений училища уже не годилась для проживания в них. Даже плетень, которым был огорожен виноградник в 1818 г., находился в самом жалком состоянии и плохо защищал не только от зайцев, но и от бродячего скота. Такое положение дел застал ученый-винодел А К. Боде, назначенный смотрителем училища в 1824 г.
       Барон Карл Карлович Боде был родом из Франции, графства Соарбренского, где вместе с братьями и сестрами имел значительные владения. Покинув Францию во время революции, по указу Павла I в 1797 г. они получили 200 душ и Ропскую мызу под Санкт-Петербургом.
       Двумя годами позднее, в девятнадцатилетнем возрасте, Карл Боде поступил в Смоленский драгунский полк, но, прослужив всего лишь год в чине прапорщика, подал в отставку и перешел на гражданскую службу в Пензенское гражданское училище. Он присягнул на верность России в 1807 г., а затем, в 1815 г., в Крыму, изменил и свою веру, перейдя из католичества в православие. Поэтому с 1815 г. по всем документам он проходит уже как Александр Боде.
       5 марта 1808 г. он устраивается переводчиком в феодосийскую почтовую таможню. Постепенно приобретает земли в Крыму: 350 дес. в Судакской долине, где разводит сад и виноградник, сад и каменный дом в Старом Крыму получает в качестве приданого жены.
       Сделавшись смотрителем училища, барон предпринял энергичные меры, направленные на улучшение ситуации. Началась пересадка лоз с углублением на ровном месте в аршин, а на косогорах в 1,5 аршина. Приступили к постройке нового прочного дома на территории училища. Был подан проект приведения в надлежащее состояние фонтана, и предложено обнести сад каменным забором с колючками наверху, с решетками в некоторых местах. Барон стал наделять прослуживших десять лет в мастерах и подмастерьях учеников земельными участками, а женатым служителям дал возможность завести собственные домики и хозяйства.
       Боде постоянно искал новые агротехнические приемы и применял их в виноградарстве. Впервые в Крыму была введена рядная и разреженная посадка лозы, организованы плантации без полива и плантации на небольших склонах гор. Удивительным для всех оказался такой агротехнический прием, как обрезка лозы.
       Просуществовав до 1847 г., училище сыграло заметную роль в развитии отечественного виноградарства и виноделия. Впервые в России началась подготовка отечественных специалистов в этой отрасли. Училище накопило большой опыт, который был использован в дальнейшем. Его воспитанники принимали участие в организации Магарачского училища в 1828 г. и Бессарабского училища садоводства в Кишиневе в 1842 г.
       За годы существования училища в Судаке было получено 19 сортов белого и 16 сортов красного вина. Для улучшения качества вин применялась его длительная выдержка в подвалах. С 1822 по 1828 г., кроме обычных вин, здесь изготавливалось шампанское. Известный винодел А. Иванов отмечал, что Судакская долина была тем местом, где “прежде всего возникло производство шампанских вин в Крыму”.
       Миновав городское кладбище и бывшие теплицы совхоза-завода “Судак”, которые располагались на месте училища, и далее пару искусственных прудов, мы увидим правее дороги хорошо утоптанную тропу, ведущую в сторону вершины.
       Подъем достаточно умеренный. Тропа ведет нас по редколесью из дуба и граба. Есть тут и сосновые посадки. В начале подъема по безжизненным оврагам можно увидеть цветущие и плодоносящие все лето каперсы. Это травянистые, стелющиеся растения с крупными розоватобелыми цветками и зелеными ягодообразными плодами. Благодаря корням, длиной иногда до 10 — 15 метров, каперсы не боятся ни жары, ни засухи и могут расти на самых неудобных землях.
       Зеленые плоды каперсов употребляют в свежем и сушеном виде. В прежние времена их сушили впрок и употребляли вместо сахара. Бутоны каперсов в соленом и маринованном виде издавна употреблялись в качестве приправы к мясным блюдам, а квашеные молодые побеги вместе с цветками — как холодную закуску. В XIX веке в окрестностях Судака жители собирали ежегодно около 500 пудов бутонов и в соленом виде вывозили в Феодосию и Симферополь. В 1898 г. собранные в Отузской долине, в окрестностях Карадага каперсы заслужили похвальный отзыв на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде.
       С левой стороны, в некотором отдалении, параллельно тропе проходят два глубоких оврага. За ними, там, где заканчиваются посадки сосны, просматривается несколько зеленых лужаек. На одной из них можно разглядеть бесформенную кучу булыжника, вздыбленную террасированной распашкой. В этом месте находился средневековый греческий монастырь во имя св. великомученика Георгия. По сообщению архиепископа Гавриила, место опустело при выходе отсюда греков в конце XVIII века, а свод и стены обрушились, так что остались только развалины.
       Позднее, при раскопках, в кладке его стен была обнаружена плита с посвящением богине Деметре. Так, по словам А. Полканова, встретились боги языческий и христианский. Можно предположить, что христианский монастырь появился на месте более древнего языческого храма. Если это предположение правильно, то возраст культового сооружения у подножия Ай-Георгия может превышать две тысячи лет.
       От остатков монастыря продолжаем подъем вдоль оврагов, теперь уже без всяких тропинок и дорожек. Временами приходится продираться через заросли шибляка, однако все препятствия на этом отрезке пути вполне преодолимы. Мы держим путь к источнику с прекрасной питьевой водой. Заросли камыша — желтое пятно ниже вершины, видное издали, — четко указывает его местонахождение. Источник очень обилен, он не пересыхает даже в самое жаркое лето. Когда-то воды Ай-Георгия снабжали всю Судакскую долину и даже Дачное — Таракташ. Остатки керамических труб разных времен встречаются на Ай-Георгии повсеместно.
       Отдельного описания в “Отечественных записках” 1825 г. удостоился водовод, проведенный с “высокой горы” для нужд училища. “Он мог бы быть весьма обилен, если б проводные трубы углублены были более в землю, а то они проведены почти по поверхности и в иных местах едва покрыты землею на четверть аршина. От сего случается весьма часто, что они повреждаются то скотиною, которая, наступая на них, проламываются, то от пастухов, кои по лености, желая напиться, разрывают трубы и, выбивая из них верешок, подвергают таким образом целый фонтан засорению. Худое устройство оного причиною также, что труба часто от холода лопается, а от жару вода так нагревается, что с трудом можно ее употреблять. Нередко от того или другого она совершенно изсыхает, и тогда целое заведение сие, состоящее из 100 душ обоего пола, с большим количеством разного рода домашнего скота, остается без капли воды на неделю и более”.
       От источника по хорошо утоптанной террасе возвращаемся на тропу, покинутую ради осмотра остатков монастыря. Скоро мы окажемся на седловине между вершиной Ай-Георгия с одной стороны и холмом с нарезанными террасами — с другой. Авторы путеводителей рекомендуют покорить вершину с этого места в лоб, любезно предупреждая, что это — самый трудный участок подъема. Мы же, вооружившись пословицей “Умный в гору не пойдет”, идем дальше по тропе.
       Петляя по склонам, тропа одаривает нас разнообразными пейзажами: горы Алчак и Меганом, урочища Капсель и Сарыкум. По пути нам встретится еще один источник, больше похожий на неглубокий колодец. В свое время отсюда также тянулись вниз водоводы. Еще относительно недавно вода наполняла в долине резервуары, предназначенные для водопоя скота.
       После очередного поворота взору открываются виноградные плантации совхоза-завода “Солнечная Долина”. На границе их находится обширный каменный сарай основательной постройки. Это складское помещение времен Л. С. Голицына, относившееся к системе винных подвалов Архадерессе. Можно зайти внутрь, хотя и не очень приятный там вид и воздух. Помещение использовалось в недавнее время для хранения химических удобрений. Несколько лет назад химию вывезли, но запах остался.
       Гора Ай-Георгий остается позади. От заброшенного склада совсем недалеко до села Миндального. В селе меньше десятка домов. А над ними возвышаются старые постройки с островерхими башенками и каменными зубцами. На железных воротах надпись “Архадерессе”. Здесь находятся знаменитые винные подвалы совхоза-завода “Солнечная Долина”. На потемневших от времени стенах строений видны надписи “1893”, “1895”. В эти годы здесь закладывались винодельня и подвалы.
       Архадерессе переводится с татарского как “спина оврагов”. На эти пустынные места обратил внимание князь Л. С. Голицын, искавший земли для разведения шампанских сортов винограда. Его привлек сюда содержавшийся в почве кремний, который должен был сообщать особую тонкость и букет винам.
       В 1888 г. Голицын продал заочно в Петербурге 240 десятин своего Токлукского имения князю Горчакову. Горчаков поручил Льву Сергеевичу управлять имением. На средства Горчакова Голицын засадил больше 100 га виноградниками правильной посадки, европейскими сортами. Культивировались и местные сорта. Появились ветрозащитные посадки из миндаля; они сохранились до сих пор и дали современное название селу Миндальному. Были построены винные подвалы общей емкостью 200 тыс. дкл.
       В октябре 1899 г. Горчаков впервые прибыл в свое имение. Увидев окрестную пустыню, он посчитал себя обманутым, рассорился с Голицыным и приказал новому управляющему не пускать больше Голицына в имение. После этого имение не приносило ни доходов, ни убытков, но самоокупалось. Весной 1920 г. Горчаков прибыл в Феодосию, вызвал управляющего и винодела и объявил им, что все вино он продал, сам уезжает в Италию, а рабочим и служащим больше платить не будет.
       Горчаковские подвалы сохранились до нынешнего дня. Территория вокруг них благоустроена и украшена. Винподвалы окружены ажурной оградой под старину. Между огромными 60-тонными емкостями растет голубая ель, цветут розы.
       Из Миндального по почти пустынному шоссе дойдем до села Богатовки (бывшее Токлук). В наше время село не имеет заметных памятников истории или архитектуры. Еще недавно в окрестностях Богатовки сохранялись таврские захоронения — дольмены. Татары в прошлом называли их Эскимесарлык, что переводится как старое кладбище.
       Архиепископ Гавриил свидетельствует: “при деревне Токлук, помещика Спайдаки, были три древние греческие храма: один во имя “св. пророка Илии”, другой во имя “св. великомученика Георгия”, а третьему ни жители татары, ни сами помещики наименования не припомнят, ибо, переселясь сюда, нашли уже одни развалины”.
       Далее Гавриил пишет: “В 7 верстах от означенной деревни, во глубине леса, принадлежащего также г. Спайдаки, видны фундаменты и несколько разбросанных камней, оставшихся после двух древних греческих монастырей. Один из них был во имя “св. Иоанна Златоустаго”. С другой стороны его находится источник. Другого, стоящего неподалеку, наименование неизвестно. Лес, их окружающий, в прежнее время принадлежал монастырям”.
       Богатовка — второй и последний населенный пункт на нашем пути. У села начинается расщелина между двумя отрогами Ай-Георгия. В расщелине мы увидим ведущую в сторону вершины старую дорогу, укрепленную подпорными стенами. По ней мы и двинемся дальше. Дорога скоро превратится в тропинку, а затем и вовсе затеряется среди леса. Дальше надо идти, придерживаясь общего направления к вершине, стараясь во всех сомнительных местах брать выше.
       Вершина Ай-Георгия, как единодушно указывают все авторы путеводителей, — прекрасная обзорная точка. Вдоволь налюбовавшись открывшимся нам просторами, спускаемся по южной стороне к тропе, по которой мы начинали свое путешествие, и по ней возвращаемся в Судак.


Предыдущая глава | Содержание | Следующая глава